Материалы

16+

Огонь, вода и пересекающиеся рельсы: как руководство метрополитена управляется с рисками

Метро считается самым безопасным видом транспорта, но, тем не менее, в среднем раз в год здесь случается что-то чрезвычайное, часто влекущее за собой человеческие жертвы, не говоря уж об имущественных потерях. Как метрополитен минимизирует ущерб от подземных катастроф?

За последние 20 лет только в московской подземке произошло более 20 чрезвычайных происшествий (взрывов, пожаров, затоплений, столкновений, сходов поездов с рельс), в половине из них серьезно пострадали люди. В общей сложности в результате терактов и аварий погибли 115 человек, пострадали более 700 человек, часть из них тяжело — с госпитализацией и длительным лечением.

 

 

Спускаясь под землю, ежедневно около 8 млн человек только в Москве по сути отдают свою жизнь в руки руководства метрополитена. Малейший перебой в работе многочисленных систем метро делает человека беспомощным: здесь нет свободного доступа воздуха и света, отсутствует возможность свободного выхода при перебоях с электричеством. Помимо этого наличествуют повышенные риски — падения с платформы, прикосновение к контактному рельсу, попадание под движущийся поезд.

 

Даже просто остановившийся надолго в тоннеле поезд — очень нервная для людей ситуация, не говоря уже о необходимости идти по тоннелю, чтобы выбраться на платформу. К слову, при некритических происшествиях, которые обходились без жертв, люди все равно обращались за медпомощью — чаще всего с обострениями хронических заболеваний от пережитого стресса.

 

Самые частые причины аварий — возгорания проводки, затопления из-за ошибок во время строительства или при ремонтных работах (однажды рабочие при бурении скважины для укрепления тоннеля пробили плавун), пробитые сваями тоннели при строительстве на поверхности. Однажды причиной сбоев в работе метро стало упавшее на открытом перегоне дерево, которое пришлось несколько часов распиливать на части. Сход поездов с рельс (как в июле 2014 года, например), столкновение поездов, взрывы (теракты) стоят особняком. Они всегда влекут за собой человеческие жертвы и, соответственно, многомиллионные выплаты метрополитена пострадавшим и родственникам погибших.

 

 

Свою ответственность перед пассажирами метрополитен не страхует, так как не входит в действующий с 2013 года закон об ОСГОП (67-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности перевозчика за причинение вреда жизни, здоровью, имуществу пассажиров и о порядке возмещения такого вреда, причиненного при перевозках пассажиров метрополитеном»).

 

По этому закону Московский метрополитен получил особый статус: в случае инцидентов он должен выплачивать пассажирам такие же суммы, какие установлены в ОСГОП: 2,025 млн рублей в случае смерти, до 2 млн рублей — при нанесении вреда здоровью.


За ущерб имуществу полагается 600 руб. за 1 кг багажа и 11 тыс. руб. — за иное имущество, если не доказан вред в большем размере. Итоговые выплаты не могут превышать 23 тыс. руб.

 

При отсутствии страхования метрополитен сам фиксирует наступление для себя ответственности, сам оценивает ущерб и сам же по нему должен заплатить. Этот конфликт интересов приводит к тому, что большинство выплат идет через суд. Причем суды длятся годами. Так, например, в самой крупной катастрофе на Арбатско-Покровской линии московского метро 15 июля 2014 года погибли 24 человека, а еще 188 получили травмы различной степени тяжести. Авария случилась из-за резкой остановки электропоезда — три вагона сошли с рельс. Выплаты Московского метрополитена к августу 2014 года превысили 170 млн руб.

 

Но первоначальными выплатами дело не ограничилось — пострадавшие и родственники погибших обратились в суд. Дело слушалось два года. Лишь в июне 2017 года Дорогомиловский суд Москвы назначил суммы компенсаций, которые столичное метро должно выплатить потерпевшим в результате аварии, произошедшей 15 июля 2014 года. Семерым из них — родственникам погибших в результате аварии — присудили по 150 тыс. руб. Еще 11 пострадавшим с тяжелыми травмами — по 80 тыс. руб., 37 потерпевшим с повреждениями средней тяжести — по 40 тыс. руб., а 26 с легкими травмами — по 20 тыс. руб. Естественно, истцы посчитали назначенные им суммы компенсаций заниженными и продолжили бороться за свои права, требуя взыскать с Московского метрополитена от 750 тысяч до 5 млн рублей.

 

Интересно, что, поскольку организация выплат потерпевшим — непрофильный для метрополитена вид деятельности, ему пришлось прибегнуть к помощи Национального союза страховщиков ответственности (НССО). Специалисты союза принимали документы от потерпевших и составляли юридическое заключение о сумме и обоснованности выплат.

 

За 115 смертей в московском метро начиная с 2000 года метрополитену пришлось заплатить 232 млн 875 тыс. руб., еще 700 пострадавшим должно было быть выплачено (из расчета 100 тыс. руб. в среднем на каждого) около 70 млн рублей. Итого 300 млн руб. метрополитен должен был бы заплатить только за нанесенный вред жизни и здоровью, не считая имущественного ущерба. Эту сумму он мог бы сэкономить (за вычетом страховой премии, естественно), если бы застраховал свою гражданскую ответственность.

 

Национальный союз страховщиков ответственности уже не первый год настаивает на том, чтобы обязать метрополитен страховать свою ответственность перед пассажирами наравне с другими видами пассажирского транспорта, чтобы избежать конфликта интересов и сложностей с выплатами. Метрополитен усиленно сопротивляется, несмотря на то, что тариф по данному виду страхования, по предварительным оценкам страховщиков, явно не был бы высоким — на уровне десятых и сотых процента от страховой суммы. По оценке экспертов, хватило бы и копейки с одного проездного билета (стоимость разовой поездки 55 рублей, при оплате картой «Тройка» — 36 рублей). То есть тариф составил бы 0,018–0,027% от сборов за проезд. Для сравнения: страхование ответственности в международном автобусном сообщении стоит около полутора рублей с билета.

 

Единственное, что на данный момент страхует метрополитен, — это свое недвижимое имущество, которое оценивается примерно в 1 трлн руб. Лимит возмещения по одному страховому случаю составляет 500 млн руб. Премия страховщика — 70–80 млн руб.


Метрополитен исходит из того, что ежегодные убытки по собственному имуществу составляют порядка 50 млн руб., поэтому не видит смысла увеличивать премию и страховую сумму. Объекты метро (недвижимость) страхуются от пожара, повреждения при затоплении, действий природных сил, противоправных действий третьих лиц, а также от боя стекол. Подвижной состав метрополитена страхуется отдельно, причем не весь и не всегда.

 

 

Из 5300 вагонов московского метро ежегодно страхуется около 4000 на общую сумму около 93 млрд руб. Однако непоследовательность в страховании своего имущества сыграла с Московским метрополитеном злую шутку — сошедший с рельс в июле 2014 г. поезд метро (самая крупная авария в истории метрополитена) оказался не застрахован — тендер в тот год не состоялся.

 

Общий ущерб от той аварии, причиненный ГУП «Московский метрополитен», составил 331,74 млн руб.

 

Это мы рассмотрели ситуации только в столичном метрополитене — самом большом и самом, пожалуй, «ухоженном». А ведь в стране действуют еще шесть метрополитенов (в Санкт-Петербурге, Казани, Нижнем Новгороде, Екатеринбурге, Самаре, Новосибирске) и метротрам в Волгограде. Планируется возобновление строительства метро в Красноярске, которое было заморожено в 2011 году. Линии метро в этих городах находятся в самом разном состоянии, половина из них создана в 80-е и 90-е годы и, соответственно, требует серьезной модернизации. Старение парка и износ всех коммуникаций вряд ли улучшит систему безопасности подземного транспорта в будущем.